Может ли человек измениться, стоит ли его менять?

Правильно ли иметь привычку менять людей?

Иногда родители могут сталкиваться с некоторыми проблемами в воспитании детей. Например, если ребёнок часто употребляет нецензурные слова или имеет какую-то другую не совсем полезную привычку, родители то и дело задаются вопросом: «Можем ли мы его изменить?». Как в случае родителей и детей, этот вопрос может волновать нас в общении и с другими людьми. Можем ли мы изменять людей и влиять на их привычки?

Это заставляет задуматься. Очевидно, что когда привычка, которая нам не нравится, проявляется у партнёра, мы думаем и реагируем по-другому, чем когда это замечаем в детях, и совсем по-другому, если эта привычка присуща нашему соседу, коллеге, руководителю или подчинённому. В чём разница? Всё дело в природе взаимоотношений, а не в характере привычки. В каждом типе отношений мы имеем убеждение, есть или нет у нас «права» на изменения привычек другого человека.

Что же касается детей, никто не спрашивает своего ребёнка, хочет ли он родиться или жить с такими родителями, и никто не учитывает его нереальных предпочтений. В целом, идея «детских обязанностей» перед родителями не имела смысла. Но всё же большинство родителей имеют ответственность и право влиять на черты характера своих детей.

В чём разница между родителями и детьми?

Когда партнёры решают жить вместе, часть этого типа решения влечёт за собой соглашения на добрые отношения друг к другу, разделения благосостояний друг друга. Если партнёр делает не так, как нравится другому, то оба имеют равноправные позиции для участия в диалоге, в ходе которого они вместе рассмотрят, какая черта характера партнёра привела другого в смятение или что произошло внутри партнёра, чтобы так на это отреагировать. Вместе они могут решать, как действовать дальше: предложит ли партнёр измениться? Предоставит ли другой ему поддержку в этом? Предложит ли другой поработать над своей реакцией и согласованностью с его привычкой? Предоставит ли партнёр поддержку в этом? Насколько долго они будут в этом процессе? Это будет формировать их, они имеют ответственность за их взаимное благополучие. Это природа работающих взаимоотношений между партнёрами. Именно эти фундаментальные обязательства друг к другу формируют благополучие совместной жизни.

Не факт, что такое соглашение будет работать и в случае с ребёнком. Любая попытка создать перемену в характере ребёнка, который такого же размера, как она, будет восприниматься как попытка контролировать. Дети, по большому счёту, никогда не берут на себя обязательство поддержки совместного благополучия родителей с ними. Но дети, подобно взрослым, желают заботиться о благополучии своих родителей. Хотя наши ожидания, что это произойдёт в раннем возрасте, препятствуют естественному развитию щедрости и заботы.

В подростковом возрасте настойчивость на независимости по отношению к эмоциональным потребностям, смешанная со срывом автономии по отношению к жизненному выбору, приводит к уменьшению заботы и щедрости с их стороны. Поэтому стоит начать с исследования отношений с ребёнком, чем ждать изменения характера. Необходимо давать знать ребёнку, что такое поведение сложно принять и что родителю приходится работать над собой, чтобы принять это. Когда ребёнок знает, что на него не собираются давить, ограничивать в связи, доступу к ресурсам, его можно просить изменить свою привычку. Духовное растяжение наступает тогда, когда ребёнок не выражает интереса к изменению своих привычек. Можно воспитывать справедливость в своём ребёнке, когда родители открыты к его выбору.

Это заставляет задуматься по поводу других случаев, в которых нам хочется менять людей. Можно ли изменить человека? Ответом на этот вопрос будет другой… Нужно ли это?

Желание менять людей в других аспектах

Дети и партнёры по жизни – это не единственные люди, которые делают не то, что нам нравится. Большинство людей говорят себе, что, например, они должны смириться с неприятным поведением босса. Сотрудники находятся в том же положении, что и дети. Их боссы хотят изменить их поведение лишь потому, что их тип поведения не соответствует служебным обязанностям.

В других типах взаимоотношений люди держатся вдали или вообще стараются не обращать внимания на плохое поведение, которое им не нравится. Обязательство существовать во благо других не встроено в модель наших отношений. От этого и возникают проблемы, ведь если есть проблема, её нужно решать, но никак не избегать, скрываться от этого. Я верю в то, что каждый человек может измениться. Только наша роль в его переменах не должна быть искусственной. Всё хорошо, когда проходит естественным путём. Единственное, чем мы можем помочь в переменах, это наше поведение и отношение к человеку.

Я продолжаю размышлять над этим, потому что остаётся много вопросов. Мне особенно интересно услышать опыт других в области изменения характера человека.

Что нам мешает быть любящими, открытыми, гибкими и готовыми осторожно настаивать на собственных потребностях и потребностях других, с заботой во всех наших отношениях?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector